Главный риск для умных городов — превратиться в «нанотехнологии»

16 минут

Однозначных критериев умного города не существует – каждое государство трактует их по-своему, есть и российские стандарты. Самые популярные элементы – видеонаблюдение, управление транспортом и уличным освещением с применением искусственного интеллекта, умные здания. Но практика показывает, что самые эффективные проекты – которые идут от потребностей муниципалитетов, а не от госстандартов и госпрограмм. С другой стороны, такой подход не учитывает перспективы и необходимость интеграции. Поэтому главная проблема – найти баланс между потребностями государства в инструментах управления и контроля и интересами самих агломераций.

Четкого определения нет

Четкого определения умного города нет. Трактовки термина в экспертной среде разнятся. Ученые Британского института стандартов дают такое определение: умный город – это эффективная интеграция физических и цифровых систем в технологических решениях. Цель интеграции – оптимизировать работу отдельных подсистем и городских служб в комплексе, увеличить уровень комфорта и дать гражданам равноправный доступ к технологиям. Артем Ермолаев, президент АНО «Умные города» (в 2010-2018 годах возглавлял Департамент информационных технологий Москвы), считает, что конечная цель внедрения систем умного города – создать место, в котором комфортно жить и удобно работать.

Разнятся и критерии умных городов. Есть несколько подходов, но консенсус не достигнут. В Европейском Союзе оценка умных городов включает 33 критерия в шести группах: экономика, социальный и человеческий капитал, правительство, мобильность, окружающая среда, качество жизни). Критерии характеризуются реальными показателями: уровнем квалификации рабочей силы, производительностью труда, туристической привлекательностью, транспарентностью муниципалитетов и другими.

Владимир Максимов, руководитель департамента развития новых направлений бизнеса «Тошиба Рус», выделяет пять основных составляющих умного города:

  1. высокоскоростная связь,
  2. цифровизация государственных и социальных услуг для населения и бизнеса,
  3. партисипативная демократия,
  4. интернет вещей в масштабах города (то есть интеграция всех систем — коммунальных, дорожных, навигационных и т.д. — в единую сеть),
  5. экология (стремление к использованию полностью возобновляемых ресурсов и нулевым вредным выбросам, энергоэффективность).

В стандарте Минстроя РФ «Умный город» описаны семь укрупненных элементов, например есть раздел об обеспечении общественной безопасности, упоминается платформа «цифровой двойник города». Проект по созданию умных городов в России обещает стать беспрецендентным по мировым масштабам – он охватит 180 городов России с населением от 100 тысяч человек. Чтобы оценить стадию «умственного развития» каждого города, будут регулярно замерять его IQ.

К слову, как меняется IQ умных городов, можно посмотреть в известном ежегодном рейтинге Cities in Motion Index (CIMI), который публикует Центр глобализации и стратегии IESE. Исследование оценивает 10 основных направлений развития: экономика, развитие технологий, человеческий капитал, экология, степень социальной сплоченности, мобильность и транспорт, городское планирование, администрирование и управление. Последний рейтинг включает 174 города из 80 стран

Бум «строительства»

Спрос на решения для умного города резко растет, и потому стремительно увеличивается количество компаний, которые предлагают продукты и сервисы для интеллектуализации городов. Проактивные правительственные инициативы, высокая урбанизация и потребности в улучшении качества жизни и безопасности стали основными драйверами.

За стартапами, которые решают конкретную задачу пользователя, подтягиваются лидеры ИТ-отрасли, они создают профильные департаменты или приобретают стартапы для быстрого выхода на рынок. «Это стало ответом на цифровизацию жизни общества», – полагает Татьяна Михеева, заведующая научно-исследовательским сектором организационно-методического обеспечения транспортного планирования НИИАТ.

Объем мирового рынка умных городов в 2017 году оценивался аналитиками Allied Market Research в $517,6 млн. Среднегодовой темп прироста рынка (CAGR) сохранится на уровне 21,28% с 2018 по 2025 год. В 2025 году объем рынка достигнет $2,42 млрд.

По объему расходов в 2017 году лидировала интеллектуальная инфраструктура. В период прогноза наивысшего темпа прироста достигнет умная энергетика.

Источник: Allied Market Research, 2018

В 2017 году города отмечались самые высокие затраты на интеллектуализацию в городах Северной Америки. В этом регионе высок спрос на подключенные решения. По приросту расходов будет лидировать Азиатско-Тихоокеанский регион. Аналитики отмечают Китай, Сингапур, Индию и Южную Корею.

Мировые расходы на инициативы умного города в 2018 году достигли $81 млрд, а в 2019 году составят $95,8 млрд. В 2022 году объем расходов превысит $158 млрд, прогнозируют аналитики IDC. На долю 53 городов приходится 15% расходов. Для понимания масштаба, суммарные расходы на программы умных городов Сингапура, Пекина, Шанхая и Сеула превысят $4 млрд.

На Азиатско-Тихоокеанский регион (включая Китай и Японию) в 2018 году пришлось 42% мировых расходов на технологии умного города. Крупными регионами аналитики назвали Северную и Южную Америку (33%) и EMEA (Европа, Ближний Восток и Африка; 25%). США потратили на технологии умного города $23 млрд, далее по расходам следовал Китай.

Источник: MarketsandMarkets, 2019

Спрос на платформы для умного города останется стабильным до 2023 года (CAGR на уровне 16,4%). Объем расходов в этом сегменте вырастет с $104,6 млрд в 2018 году до $223,3 млрд 2023 году, отмечают аналитики MarketsandMarkets.

Эффективность в цифрах. Пока только прогноз

На пять сценариев – видеонаблюдение, интеллектуализация транспортной системы и уличного освещения, реализация концепции умного здания, подключенный бэк-офис – суммарно придется 34% мировых расходов в 2019 году, полагают аналитики IDC.Источник: IDC, 2019

На видеонаблюдение, совершенствование систем общественного транспорта и уличного освещения в 2022 году суммарно придется 20% расходов. К 2022 году третье место займет интеллектуальное управление дорожным движением.

На технологии по управлению транспортными потоками придется $4,4 млрд расходов в 2023 году, прогнозируют аналитики Juniper Research. Основная цель – оптимизировать движение в городе с помощью технологий машинного обучения и умных светофоров. Барселона, Сан-Франциско, Сингапур, Лондон, Портленд (штат Орегон) лидируют в рейтинге умных транспортных систем.

Внедрение интеллектуальных технологий уличного освещения позволит умным городам к 2023 году сэкономить $15 млрд. Эффект достигается благодаря использованию светодиодных ламп и мониторингу систем освещения. К 2023 году количество умных фонарей вырастет до 70 млн.

Мониторинг и диалог – основы цифровой трансформации городов

Интеллектуализация городов начинается с мониторинга. Это набор инструментов, который позволяет управленцам получить ответ на вопросы: сколько жалоб поступает, на какие службы, какова загруженность работников бюджетной сферы. Мониторинг необходим, чтобы выявить очаги напряженности и понять, насколько проблема “запущена”», – считает Артем Ермолаев.

Зачем нужен мониторинг?

  • Внедрение в Москве системного учета контингента школьников решило проблему приписок и «мертвых душ», сэкономило для московского образования 5 млрд рублей.
  • Единая медицинская информационно-аналитическая система (ЕМИАС) впервые комплексно показала картину загруженности столичных поликлиник. С ее помощью удалось перераспределить нагрузку. Срок ожидания терапевта для горожан сократился с 5-7 дней до суток. Это было сделано существующими ресурсами, хотя изначально предлагалось увеличить поликлиническую сеть в пять раз», – рассказал эксперт.

Источник: оценки АНО «Умные города», озвучены президентом Артемом Ермолаевым

Умный город невозможен без диалога с горожанами. Для вовлечения граждан в управление городом, в контроль качества работы различных служб нужны соответствующие инструменты. Для реальной работы этих инструментов потребуются инвестиции в инфраструктуру.

Затем возникает необходимость в создании единой городской информационно-коммуникационной экосистемы. Основа этого элемента – связь. В муниципалитетах требуется внедрение бесплатного Wi-Fi и высокоскоростных мобильных сетей. Второй этап – цифровизация услуг. «Речь идет о создании мобильных приложений и интеграции в них городских сервисов и социальных служб. Это реально в городах с населением до 500 тыс. человек. В крупных муниципалитетах нужны сложные проекты, например внедрение умного дорожного движения на основе IoT», – рассказал Владимир Максимов.

Но сервера и каналы связи – только верхушка айсберга. Умный город означает проведение умной административной реформы со снятием барьеров, в том числе для бизнеса. «Если городская администрация работает над развитием предпринимательской экосистемы, снимает ограничения, то бизнес поможет городу. Не потребуется больших бюджетных вливаний», – сообщил Артем Ермолаев. Успешными примерами использования коммерческих решений в городской жизни стали приложение китайской компании Tencent WeChat и Facebook. WeChat используется не только для общения, но и для вызова такси, регистрации на рейс, записи к врачу оплаты различных услуг и товаров оффлайн и онлайн, получение выписки из банка, поиск книг в местных библиотеках и т.д. Facebook запустил сервис «я в порядке», который включается в случае чрезвычайных ситуаций.

Прежде чем начать цифровую трансформацию, следует определиться со стратегией. Это позволит сфокусировать усилия и ограниченные ресурсы на горячих направлениях. Городу нужно привлекать частные инвестиции, федеральные средства и гранты, участвовать в программах институтов развития. «Еще одно важное условие – не бояться заимствовать чужой опыт. Не возбраняется брать готовые проверенные решения и адаптировать их под нужды горожан. Результат окажется более быстрым, ведь жителям не придется жить в режиме бета-тестирования. Кроме того, на обкатку новых сервисов уходят месяцы и годы», – отмечает Артем Ермолаев.

Китай выходит в лидеры

Объем рынка умных городов в Китае в 2018 году достиг $30,4 млрд, а при CAGR в 14,5% уже в 2023 году составит $59,9 млрд. Динамика обусловлена ростом населения, урбанизацией и государственными инвестициями.

Сегмент видеокамер в Китае ежегодно прирастает на 18,1%. Компания Hikvision (КНР) занимает четверть (21,4%) мирового рынка камер и оборудования для видеонаблюдения. 42% акций Hikvision принадлежат правительству Китая.

Источник: MarketsandMarkets, 2019

Камеры в школьных классах распознают эмоции учащихся и следят за внимательностью. Камеры станут частью школьной «Системы управления поведением в умных классах», которая в реальном времени передаст данные педагогам.

Китай использует искусственный интеллект (ИИ) и технологии распознавания лиц для строительства системы социального рейтинга. В 2015 году министерство общественной безопасности КНР поставило цель: создать базу лиц для идентификации гражданина за считанные секунды. Точность идентификации должна достигать 90%.

Ключевыми поставщиками на рынке интеллектуальных городов Китая стали: Advantech, Kontron, CRRC, Hollysys, Nari Technology, Китайское бюро электрификации железных дорог, Hikvision, Dahua и Seavo. Компании пользуются государственной поддержкой в различных формах.

Город на дисплее

В Шеньчжене, на месте которого 30 лет назад была деревня, проживает более 12 млн человек. По данным ООН, Шеньчжень входит в пятерку городов-лидеров по приросту численности населения. По данным за 2018 год в городе проживало примерно 11 млн человек. Управление городом ведется из индустриального парка, в котором располагается ситуационный центр. Технологическая платформа умного города Huawei обновляется еженедельно. Информацию актуализируют дроны с камерами высокого разрешения и патрули безопасности. На декабрь 2018 года в платформе отражено 1,8 млрд строк измерений.

В ситуационном центре на огромном экране отображаются данные о численности населения, количестве домов, объектов социальной и коммерческой инфраструктуры. Наведение курсора на жилой дом отображает количество арендованных и пустующих квартир, регистрацию конкретных лиц. Доступны полная информация: высота здания, идентификационный номер, оценка риска для безопасности. В ситуационном центре ведется мониторинг трех основных параметров – доступности государственных сервисов, обеспечения общественной и финансовой безопасности.

Безопасность. Офицеры патрулируют улицы и заводы. В первую очередь проверке подлежат неблагополучные районы. При составлении координат опасных мест проводится моделирование чрезвычайных ситуаций: сколько человек может пострадать при взрыве автозаправочной станции или завода, какие дома попадут в зону ЧС, как минимизировать урон и т.д. Мониторинг пожарной опасности учитывает нахождение пожарных гидрантов. По городу установлено 5 тыс. камер с распознаванием лиц и 700 – для распознавания автомобильных номеров. Устройствами управляет полиция.

Финансовая сфера. В центре ведется контроль и за финансовой ситуацией. В Китае распространены P2P-платежи (обычно это переводы через смартфоны по номурам телефонов), что представляет некоторые риски. Все мобильные приложения с функционалом P2P контролируются и проверяются на финансовую устойчивость. При уровне риска в 50% приложение берется на строгий контроль, и представители правительства начинают проверку учредителей.

Государственные сервисы. В офисах государственных служб идет подсчет посетителей. Клиентам, в случае загруженности одного офиса дистанционно предлагается посетить другой, менее загруженный.

В планах разработчиков – доработать систему, чтобы упростить обмен данными между городскими департаментами и внедрить новые приложения.

Как распределяются расходы в России

На Москву приходится 93%, а на Санкт-Петербург – 2% российского рынка решений для умного города. В 2018 году объем превысил 81 млрд рублей, что на 8% больше показателей 2017 года, сообщалось в исследовании iKS-Consulting.

В Москве цифровизация началась в 1990-х годах, когда система госуслуг оказалась самой отсталой в мире в техническом отношении. Ее модернизировали в первую очередь. В 2002 году была принята Федеральная целевая программа «Электронная Россия», напоминает Владимир Максимов. «Наибольших успехов достигла «Электронная Москва» в силу больших финансовых возможностей столицы. С 2003 по 2007 годы израсходовали 63 млрд рублей. В 2012 году в Москве приняли новую программу «Информационный город» с бюджетом на 2012-2016 годы 310 млрд рублей. 40% средств в ней – частные инвестиции. Сейчас идет реализация стратегии «Умный город – 2030», на которую планируют потратить почти 240 млрд рублей. Это половина доходной части бюджета Санкт-Петербурга», – отметил эксперт. Также приоритетом столицы было решение транспортных проблем.

Сейчас в городе происходит цифровизация социальной сферы(ЕМИАС), внедрены технологии партисипативного управления («Активный гражданин»), коммуникация с бизнесом (портал поставщиков Москвы), работает бесплатная сеть городского Wi-Fi. Развивается видеоаналитика, например внедряется система распознавания лиц. В сфере транспорта внедрены автоматическая система управления дорожным движением (АСУДД), динамическая транспортная модель, система учета пассажирских потоков.

В других мегаполисах России фронт работ гораздо уже, внедряются элементы умного города. В Казани есть беспроводной интернет и ситуационное видеонаблюдение, в Новосибирске – инновации для людей с ограниченными возможностями. Отдельные элементы умного ЖКХ внедрены в Екатеринбурге, Челябинске, Омске, Казани.

Инфраструктура региональных центров более подготовлена к внедрению инноваций, тем более что в них сосредоточены фактические региональные доходы. Позднее опыт столичных городов масштабируется на остальные населенные пункты, отметил Владимир Пичугин, руководитель направления по работе с региональными администрациями группы компаний Softline.

Равнение на цифровую трансформацию

В 36 российских городах внедряются технологии умного города в рамках пилотных проектов. За интеллектуализацию городов сверху отвечает Минстрой России. Приказом от 31 октября 2018 года № 695/пр утвержден паспорт ведомственного проекта Цифровизации городского хозяйства «Умный город», а также Методические рекомендации по подготовке регионального проекта «Умные города». Компоненты умного города планируется внедрить до 2024 года. Возможно, что малые населенные пункты с этой задачей справятся позже. Для помощи муниципалитетам создана методология запуска проекта.

С 2019 года проект Минстроя реализуется в рамках национальной программы «Цифровая экономика» и национального проекта «Жилье и городская среда», сообщало ТАСС. В проекте участвуют города с населением от 100 тыс. жителей. Минимальные затраты на создание инфраструктуры умных городов, коорые включают и частное, и государственное финансирование, оцениваются в пятилетней перспективе в 360 млрд рублей.

4 марта 2019 года Минстрой России выпустил базовые и дополнительные требования к умным городам (стандарт «Умный город»). В документе перечислены требования к составу решений в части умного города. В июне 2019 года создана автономная некоммерческая организация «Умные города», которая объединит участников рынка.

Российские ответственные поставщики

Решения для умных городов разрабатывает несколько локальных компаний. К крупнейшим Всеволод Морозов, руководитель группы системного анализа компании «А+С Транспроект», относит «Ростелеком» и «Ростех». «С одной стороны, исполнители работ не исчезнут после получения аванса. С другой, в условиях отсутствия реальной конкуренции может пострадать продуктивность решений. Компания «Ростелеком», вероятно, для снижения рисков, связанных с эффективностью решений, начала приобретение компаний с успешными кейсами и создала Центр по управлению технологическими партнерствами», – рассказал эксперт.

От удобных остановок к быстрому общественному транспорту

Централизованных программ по реализации технологий и стандартов умного города в России пока нет: нормативная база прорабатывается. Эксперты говорят, что лоскутные решения лучше федеральных. «Главное – идти от потребностей жителей конкретного мегаполиса. На муниципальном уровне проблемы понятны лучше, чем на федеральном», – полагает Артем Ермолаев.

«Локальные решения лучше всего отвечают требованиям конкретного заказчика и решают насущные, а не предопределенные «коробочным решением», проблемы. Но такое «лоскутное одеяло» решений может повлиять на единообразие в части систематизации отчетности по городам, стандартов сбора информации, обернуться сложностями при межмуниципальном взаимодействии», – отметила Татьяна Михеева.

Важно, чтобы «умные города» не превратились в «нанотехнологии», рассказал Всеволод Морозов. В России, по словам эксперта, уже есть «умный шлагбаум», «умный перекресток» или «умная остановка», хотя умным должен быть транспорт. «Нужно стремиться к тому, чтобы люди меньше ждали общественный транспорт и понимали, как доехать до пункта «Б», а не получали навязанную возможность с комфортом стоять на остановке», – заключил он.

Логическим переходом от процессной модели умного города станет концепция «умный город как услуга». Это естественный переход к платформенному подходу.

Group 40Group 44Group 43Group 46Group 41Group 27Group 42Group 39