Журнал об IT-бизнесе, технологиях и цифровой трансформации

О тренингах и тренерах «по чесноку»: коучинг и менторинг в IT и не только Mail.ru Cloud Solutions
Mail.ru Cloud Solutions
  • 11 октября
  • Ликбез

О тренингах и тренерах «по чесноку»: коучинг и менторинг в IT и не только

Популярное
Ликбез
Что такое озера данных и почему в них дешевле хранить big data
Тренды
Эволюция квантовых вычислений: от гипотез до реальных компьютеров
Разработка
Три уровня автомасштабирования в Kubernetes: как их эффективно использовать

Разберемся, что такое коучинг, менторинг и сторителлинг, всем ли подходят тренинги как способ прокачать себя, чего стоят логотипы в портфолио известных тренеров и как выбрать наставника для сотрудников.

Статья — концентрация идей из 3-го выпуска подкаста «Завтра облачно». Гости выпуска — Кирилл Анастасин, который учит делать презентации, рисует комикаки и знает индустрию тренингов изнутри, и Илья Летунов, руководитель платформы Mail.Ru Cloud Solutions.
Слушать во «ВКонтакте», на iTunes, Soundcloud, Яндекс.Музыке, Google Podcasts, YouTube.

Кто такие коучи: учителя или нечто большее?

Кирилл: Я не могу себя назвать коучем. Коуч — сейчас buzzword, то есть слово, которое обозначает кучу вещей, часто противоречащих друг другу. Многие налепили этот ярлык, не всегда заслуженно, в результате понятие теряет статус — девальвируется.

Илья: Разница между коучем и не коучем в методологии, в подходе к работе. Есть люди, которые ставят задачу грамотно рассказать информацию, обучить. Это конечная задача, она решается неким тренингом, у преподавателя образовательная функция.

Другое дело, когда задача — помочь человеку достичь поставленных целей, например, повышения на работе или похудения. Тут надо думать, какую информацию дать клиенту. Между первым и вторым случаем: преподавателем и коучем, можно провести четкую границу.

Кирилл: Да, коуч — человек, который будет больше клиента спрашивать и давать ему домашние задания, чем читать нотации, лекции, давать готовый материал в пережеванном виде.

Я пришел к обучению не сразу. Когда начал заниматься презентациями, осознал потребность научиться формулировать, рассказывать. Сейчас для меня первичен рассказ — история, которую говорит спикер, а слайды — всего лишь иллюстрация, они вторичны. Это понимание привело к тому, что сформировалось определенное знание, и оно оказалось востребованным. Я ответил на потребность учиться, которая была у людей.

Сторителлинг — не совсем то, что обычно продают

Кирилл: Сторителлинг — не что-то новое и революционное, это не внезапно открытое понятие. Не нужно всем бежать учить и учиться сторителлингу только потому, что раньше мы такого слова не слышали.

Также перевод английского слова story на русский не очень корректен. Его переводят как история, а в русском языке — это повествование с событиями, растянутыми во времени. Если переводить правильно, окажется, что газетная заметка — тоже стори, объявление — тоже стори.

То, что понимают на западе под словом сторителлинг — не совсем то, что понимают в России, смысловая часть потерялась. Сторителлинг — такой нарратив, байка. Я не хочу сказать, что все курсы по сторителлингу — фуфло. Нет, люди, которые ему учат, могут понимать суть.

Источник

Сторителлинг и бизнес-презентации: есть ли общие принципы?

Кирилл: Однажды я смотрел выступление Брайана Чески, главы компании Airbnb. Он сказал, что все истории на планете написаны по схеме «путешествие героя» (hero’s journey) — это мономиф, который первым описал Джозеф Кэмпбелл. Я тогда уже прочитал «Анатомию истории» Джона Труби и понимал, что это не совсем так.

Потом я исследовал тему сторителлинга и пришел к выводу, что сейчас происходит некий перехлест: знания из одной области пытаются перетащить в другую — из области написания новелл, сценариев в бизнес-презентации.

Если понимать под презентациями комплексное решение, публичное выступление, то риторика — она такая же древняя, как и художественные произведения. Но это отдельная дисциплина, внешнее сходство не означает, что можно просто перетаскивать что-то из одной сферы в другую.

Например, возьмем балет и художественную гимнастику. И там, и там стройные девушки, похожие прически, костюмы, движения. Можно найти сходства, однако, балет — искусство, там зрители и режиссер, а художественная гимнастика — спорт, где тренер, болельщики, судьи.

Источник

Менторство — инструмент передачи неформализуемых знаний

Кирилл: Вспомним Кэтти Сьерра, она в своей книге писала о передаче знаний, которые плохо формализуются, когда ты не знаешь, почему у тебя что-то получается.

Кэтти приводит пример сортировки цыплят по полу. Есть люди, которые этим занимаются, раньше пытались даже робота научить, но не вышло, до сих пор делают вручную. Сотрудники, которые там работают, не могут объяснить, как у них получается понять, какого пола цыпленок. Единственный вариант обучения — посадить рядом человека, который будет наблюдать и повторять. У него будет много ошибок, но рано или поздно он научится.

В этом роль кратковременного менторства: сидишь и просто показываешь, человек соприкасается, через какое-то время впитывает знания.

Илья: В бизнес-сфере (IT, разработка, менеджерство) менторство — сложный инструмент. Чтобы получить ментора, нужно сделать что-то нестандартное. На Западе институт менторства давно работает, а в России пока только задел. Когда я выпустился из университета, мне очень не хватало этого инструмента. Есть стажировки, кураторы, но они наблюдают, а менторство — что-то более глубокое, когда ты наблюдаешь. Я думаю, в бизнесе эта сфера открыта и она должна развиваться.

Кирилл: Менторство не всегда выгодно корпорации. Например, ментор занимает хорошую позицию в компании, но не лоялен к ней. Вряд ли он будет эксплуатировать сотрудника себе во благо, но может научить, что корпорация — зло.

Источник

Кто может стать ментором: можно ли учить без практики?

Кирилл: Генезис менторства, то есть как научить человека быть ментором — сложная проблема. Можно прочитать книжку и пересказывать ее, можно снять кальку с другого ментора, но мне кажется, здесь нужно что-то вроде научной разработки.

Есть люди, которые учат других, будучи специалистами не просто по профилю работы, а создателями науки. Например, Дэн Ариэли пишет книги, основываясь на реальных экспериментах, которые провела его лаборатория. По хорошему, в теме менторства должны быть источники, которые серьезно разложили проблему на запчасти и могут собрать ее в чужой голове.

Нельзя быть ментором без практики, особенно, если ты учишь неформализованным вещам. Подчеркну: речь идет не о классических науках, где люди могут их изучать и параллельно делиться знанием. Я говорю о знании кратковременном: узнал полгода назад про сторителлинг, получил сертификат, пошел учить — как такой человек может передать знания, сколько историй он написал сам?

Если мы возьмем школьных учителей, то они получили диплом, а потом попали в среду специалистов, где есть внешний контроль, менторство внутри сообщества. А в тренерской среде — тренеры часто одиночки, их никто не контролирует, они просто собирают обратную связь и деньги. Иногда есть группы тренеров, агентства, но они тоже заинтересованы в максимальных продажах.

Я сталкивался с тем, что в тренерской среде стараются делать больше фана, чтобы получить хороший фидбек, вместо того, чтобы вдалбливать знания. Иногда по итогу компании выбирают тренеров-весельчаков, которые развлекают сотрудников, а не дают системную информацию.

Хорошие учителя получаются из хороших практиков, но есть исключения. Например, учитель фехтования не может быть спортсменом и выходить на соревнования. Потому что он 25 лет педагог, учится поддаваться, выработан рефлекс «ловить шпагу». Если он не будет поддаваться, не сможет научить.

Источник

Как выбрать тренера для сотрудников?

Кирилл: Я одно время отбирал тренеров для корпоративных тренингов, и насмотрелся на людей, которые просто хотят в крупную компанию прийти за деньгами, быстро провести тренинг, сделать селфи с логотипом и написать в портфолио, что он чуть ли не главный тренер этой компании.

Количество логотипов компаний в портфолио тренера надо делить на десять или вовсе умножать на ноль. Когда тренер приходит в компанию и перечисляет бренды, с которыми работал, всегда нужен фактчекинг.

Например, одна девушка-тренер написала в Фейсбуке пост, как она проводила тренинг для крупной компании. А эта компания очень закрытая, у них в договорах с контрагентами есть запрет на разглашение информации о факте работы. Те, кто реально с ними работал, не могут писать посты, иначе придется платить огромный штраф.

Проверить факт работы с компанией можно, попросив контакты людей из учебного центра этой компании. Либо можно найти их в соцсетях и уточнить, был ли у них такой тренер, как все прошло.

Также надо выявлять тренеров-бесплатников — это те, кто предлагает бесплатное обучение, чтобы показать свою работу, компания соглашается, тренинг проходит. Потом с тренером никто не продолжает работу, так как качество низкое, но он помещает в портфолио новый логотип. Стоит уточнить у представителя компании, был с этим тренером контракт или он сам вызвался читать бесплатную лекцию, и на этом сотрудничество закончилось.

Еще бывает, что тренеры списывают чужие программы, а человек, который выбирает тренеров для компании, не разбирается и берет того, кого увидел первым.

Источник

Должно ли обучение быть в удовольствие?

Илья: В работе тренера или коуча есть два аспекта. Первый — как он доносит информацию, опыт, который он передает. Второй — атмосфера, которую он создает: она способствует или не способствует усвоению информации. Тренер должен найти психологический подход к обучающимся: понимать, когда улыбнуться, когда сделать паузу. Эмоциональная часть очень важна.

Хороший коуч не только знает, как передавать информацию, но и понимает свою аудиторию, знает, как с ней работать. Не все знания можно получать с удовольствием, но можно говорить о минимизации насилия в процессе обучения — это будет ценным качеством для коуча.

Кирилл: Я много внимания уделяю мотивации. Особенно в публичных выступлениях и при работе с разработчиками – они часто бывают напуганные, им не хватает огонька. Поэтому говорю, какие они классные, подкрепляю моральными стимулами.

Будем честными: не всем людям нужно выходить и выступать. Однако история про разработчика, которому сложно общаться, — это стереотип. Нужно понимать, что интровертность и стеснительность — разные вещи. Среди актеров много интровертов, интроверт может быть амбициозным и хотеть славы.

Что важно знать про коучей и тренеров

  1. Разница между коучем и не коучем в методологии, подходе к работе. Есть люди, которые ставят задачу обучить, у других задача — помочь человеку достичь целей. Первый человек — преподаватель, второй — коуч.
  2. Есть стажировки, кураторы, но они наблюдают, менторство — что-то более глубокое, когда ты наблюдаешь. В бизнесе эта сфера открыта и она должна развиваться.
  3. Нельзя быть ментором без практики, особенно, если ты учишь неформализованным вещам.
  4. Количество логотипов компаний в портфолио тренера надо делить на десять. Когда тренер перечисляет бренды, с которыми работал, всегда нужен фактчекинг.
Ссылка скопирована!

Что еще почитать про ИТ-бизнес