Пользователи облаков хотят зрелых сервисов в один клик и российский Амазон

7 минут

Использование облачных технологий по-прежнему выявляет множество противоречий. Вместе с тем выгоды столь очевидны, что практика стремительно наполняется разнообразными по сложности примерами. В итоге облачные сервисы становятся более зрелыми. На прошедшей конференции CNews, посвященной облачным вычислениям, эксперты обменялись мнениями о том, что происходит на рынке высоких технологий в России. Крепко досталось СПО и термину «облака».

Компании признают – облака эффективны

На заре своего появления облачные вычисления чаще всего были средством экономии на инфраструктуре. Использование удаленных вычислительных мощностей и переход на виртуализацию помогали организациям переводить капитальные затраты в операционные. Сейчас этого недостаточно. Да и прогрессивные облачные провайдеры понимают, что мало предлагать только виртуализацию и киберзащищенность частных или публичных ЦОДов. В первую очередь облачные сервисы должны повышать эффективность самого бизнеса, а не только ИТ-службы. Платформа как сервис, программное обеспечение как сервис – востребованность этих услуг растет. Даже в традиционно закрытой банковской сфере появилось такое понятие как Bank-as-a-Service (облачное решение «Банк как сервис»).

Руководитель отдела разработки CarPrice Юрий Буйлов рассказал, что когда разработка их компании перешла в облако, ИТ-отдел сократился со 100 человек до 40. Теперь для сборки прототипов не нужны программисты, менеджеры все делают сами с помощью облачных сервисов. ИТ-отдел, по словам Юрия, «из количества превратился в качество», а выход сервисов на рынок в отдельных направлениях сократился до одного дня.

Облачные сервисы сокращают ИТ-департаменты, но помогают им повысить экспертизу.

Обработка больших данных, отмечает Буйлов, требует инфраструктурных издержек. Есть инструменты, с помощью которых можно получить эту обработку дешевле. Уже сейчас маркетологи используют решения, где без помощи программистов работают с данными в облаке. Инфраструктурная основа в России создана. Однако сервисы, повышающие эффективность бизнеса еще не так развиты, как у западных гигантов Amazon, Google, Microsoft. Тем не менее год назад компания «переехала» из Amazon к российскому Mail.Ru Cloud Solutions и тем самым сократила расходы на провайдера.

Следующий докладчик, директор департамента ЦОД ДИТ Москвы Илья Ким, рассказал, что сейчас облачная инфраструктура департамента устроена по модели мультиоблака. В рамках частного облака Москвы организована работа четырёх облачных провайдеров. Законодательство РФ о контрактной системе не позволяет оператору быстро выводить продукты на рынок. Иногда данные процедуры затягиваются до полугода, хотя с технической точки зрения провайдер готов собирать некоторые изменения до двух недель. На вопрос, почему крупные органы государственной власти очень редко используют частные облака и Москва в том числе, Илья ответил, что наследуемый ИТ-ландшафт ведомства не позволяет гибко использовать внешние ресурсы.

Пушкинский музей ушел под землю

Музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина находиться в центральной исторической части Москвы и вынужденно размещает, модернизирует и наращивает серверную составляющую под землей, рассказал заместитель директора музея по ИТ Владимир Определенов. Музейные организации должны хранить и передавать файлы, воспроизводящие музейный фонд. Это означает высокое разрешение, нередко тяжелые 3D-модели. Стоимость каналов связи становится критичной, и музею дешевле использовать собственный ЦОД, нежели прибегать к услугам внешнего исполнителя. «Стоимость связи на три года такая, что дешевле оборудоваться у себя» – отметил Владимир Определенов.

История Пушкинского музея на самом деле индикатор системной проблемы. Остро стоит вопрос о принципиальной возможности исполнения майского указа Президента №204 о развитии виртуального 3D-пространства российских музеев.

Российские музеи готовы выносить продажу билетов в облака. Но сложно найти провайдера, который интегрирует интернет-продажи с  офлайн.

Другая общая проблема отечественных музеев – невозможность одновременного использования онлайн- и офлайн-касс. На рынке нет соответствующих сервисных компаний. Музей готов выносить билетную инфраструктуру в облако, но кэширование офлайн-продаж должно сохраниться. «Запустить облачные онлайн-кассы готовы все, но я не могут найти тех, кто готов соединить это решение с физическими кассами, там, где используются наличные деньги и печатаются бланки строгой отчетности. Показать такое решение в облаке так никто и не смог», – жалуется ИТ-директор. Поэтому музей оставил у себя веб-сервер, который выдает билеты для онлайн-продажи.

В ожидании одного клика

Кроме очевидных преимуществ, участники рынка выделяют недостатки российского рынка облачных решений, проблемы технологического замещения и претензии к принципам работы цифровых компаний. Представитель CarPrice обратил внимание, что западные сервисы хоть и дороже, но тем не менее предоставляют большее количество «коробочного софта», которое разворачивается в один клик. В России такой подход только начинает применяться, и сервисов для бизнеса не хватает. К примеру, очень мало провайдеров, которые в один клик позволяют поднять на виртуальных мощностях решение по управлению большими данными. Обычно надо найти необходимые кадры, наладить соответствующие процессы. А бизнес не хочет этим заниматься. Докладчик четко обозначил ожидания пользователей: «В 2019 году нам нужен российский Амазон, мы в это верим. Технологии, которые уже доступны много лет на Западе, должны появиться и у нас».

О необходимости появления в России достойных сервисов говорил и Владимир Определенов. Например, по его мнению, офисным приложениям не хватает возможности совместного редактирования документов. Особенно остро стоит эта проблема, когда иностранными сервисами или софтом пользоваться напрямую запрещено. По этому поводу из зала была произнесена реплика, что в реестре российского ПО очень много наименований, но нет того, что реально покрывало бы потребности бизнеса и государства в специфических сервисах, удобных и экономичных.

Представители поставщиков технологий возразили, что прежде чем требовать сервисы, нужно заплатить за их создание. Просто так инвестировать в продукты никто не решится. Публика в зале прокомментировала это утверждение, приведя в пример китайский бизнес, который готов инвестировать в технологии. Пока российский производитель будет работать под конкретного заказчика, иностранные поставщики захватят глобальный рынок. И отечественные разработчики и провайдеры окажутся в роли догоняющих со всеми вытекающими последствиями по цене, качеству и экономической эффективности решений. О том, что России следует опасаться полномасштабного прихода на ее рынок китайских конкурентов, высказался также консультант по решениям дата-центров латвийского Lattetelecom Ингус Хомка.

России следует опасаться полномасштабного прихода китайских поставщиков.

Выходом из тупика, по мнению участников дискуссии, могут быть консорциумы, в рамках которых будет финансироваться разработка перспективных продуктов. Однако участники согласились и с тем, что для инвестиций рассматривать только российский сегмент слишком узко, необходимо ориентироваться на глобальный рынок. Иначе качественно конкуренты будут всегда впереди. Драйвером развития отечественных облачных технологий могут стать госпрограммы. Но, к сожалению, большинство курирующих цифровую экономику корпораций в России играют роль управляющих и напрямую не занимаются разработкой и производством программных продуктов.

Скепсис по СПО

Многих потребителей цифровых технологий заботит не происхождение продукта, а его качество. А уж проприетарное это ПО или свободное (свободное программное обеспечение, то есть нелицензируемое, СПО), для клиентов вторично. Директор практики облачных решений компании AT Consulting Михаил Бараблин и вовсе заявил, что open source не тот, за кого себя выдает. «Вы вкладываетесь либо в техподдержку либо в команду разработки. Только 1% понимает, что такое open source и зачем он нужен. Свободных продуктов на самом деле нет», – обосновал он свою точку зрения.

Вдобавок, как только open source-решение наберет популярность, его может купить глобальный игрок, который в перспективе найдет, как получить доход от свободного ПО. Достаточно вспомнить производителя операционной системы Linux Red Hat, который с конца 2018 года находится в процессе поглощения корпорацией IBM. Есть и обратный пример, когда SUSE выделился из Microsoft и стал, со слов управляющего директора SUSE по России и СНГ Владимира Главчева, независимым европейским брендом.

Досталось в ходе конференции и термину «облака». Не одним докладчиком было отмечено что по сути речь идет о методе доставки сервисов и комплексной инфраструктурной услуге, которую часто обобщают словом «облака». Но этот спор оказался не так принципиален.

Group 40Group 44Group 43Group 46Group 41Group 27Group 42Group 39