Сколько экономит на облаках российский госсектор

8 минут

Отечественные государственные структуры постепенно приходят к выводу, что облачные технологии — это выгодно. А услуги внешних провайдеров зачастую выгоднее ведомственных облаков. Но пока мало кейсов, не хватает обоснованных расчетов экономической эффективности. В результате приоритет отдается собственным мощностям.

Российский госсектор до сих пор предпочитает хранить данные на собственных мощностях. Каждое ведомство или региональное правительство создает собственное облако. Чаще всего для этого строится собственный ЦОД. Иногда для расширения возможностей привлекаются ресурсы облачных провайдеров, но это скорее исключение, чем правило.

Немногочисленные примеры

Информационные ресурсы Правительства Москвы – а это около 300 информационных систем – расположены в двух собственных и четырех арендуемых ЦОДах. При этом, по словам Ильи Кима, директора департамента ЦОД ДИТ Москвы, на площадки четырех провайдеров приходится около 10% ресурсов.

О зарубежном опыте использования внешних облачных сервисов государственными ведомствами читайте статью «Как государства экономят на облаках»

ЦОД Правительства Санкт-Петербурга представляет собой три распределенные площадки, на которых расположено 92% всех городских информационных систем. Фактически региональный ЦОД – это частное облако, распределенное по физическим площадкам и объединенное единой мультисервисной телекоммуникационной сетью на физическом уровне, а на логическом – защищенной корпоративной сетью. В ближайшем будущем запланировано строительство собственных волоконно-оптических линий связи между площадками ЦОДов, рассказывают в Правительстве Санкт-Петербурга. О том, чтобы обратиться к услугам облачных провайдеров, речь не идет.

«Росаккредитация» решила перенести всю инфраструктуру, включая АТС и системы ВКС, на колокейшен провайдера с дальнейшим приобретением оборудования в аренду, рассказал Юрий Бутенко, начальник управления АФД и развития ИТ ведомства. Сегодня в пересчете на мощность большая часть используемого оборудования находится в аренде. «Данная мера позволила сбалансировать ИТ-бюджет в условиях дефицита и минимизировать риски, связанные с содержанием собственной площадки ЦОД, – говорит он. – Одним из интересных преимуществ размещения инфраструктуры в облаке стала простота переезда специалистов в новый офис. Все, что нам потребуется для начала работы на новом месте, – это настроенная офисная сеть и надежный интернет-доступ».

У налоговой службы три площадки – основная в Дубне и резервные в Нижегородской и Волгоградской областях. Мощности этих ЦОДов постоянно расширяются – на 2017 год их строительство обошлось бюджету примерно в 15 млрд рублей, еще 4 млрд рублей планировалось вложить в 2018-2020 годах.

Не более 10% ресурсов российские государственные ведомства размещают в публичных облаках сегодня.

Арендованные и собственные мощности используют также Федеральное казначейство, Фонд обязательного медицинского страхования и Фонд социального страхования. Росреестр использует для работы своих систем арендованные мощности. После сбоя в работе Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН), который произошел в 2018 году, было принято решение о создании еще двух резервных ЦОДов.

 

 

ПФР разместил новую АИС ПФР-2 на двух площадках – собственной и арендованной. Кроме того, технологические площадки фонда созданы в нескольких регионах России. На старте проекта АИС ПФР-2 в фонде подсчитали, что использование арендованных мощностей позволит за 5 лет сэкономить около 263 млн рублей.

Не хватает официальных оценок

Аналитических оценок того, насколько госсектору экономически эффективно использовать внешние облачные сервисы по сравнению с созданием собственного облака, в России нет ни на федеральном, ни на региональном или муниципальном уровне. Возможно, в том числе поэтому российские чиновники много говорят об облаках, понимая под ними старую добрую виртуализацию, и не стремятся к взаимодействию с внешними провайдерами.

Модель госуправления влияет на внедрение облаков

По мнению Евгения Шонова, руководителя проекта «Контур.Гособлако» компании «СКБ Контур», сравнивать Россию с США или Европой в части применения облачных технологий в госсекторе некорректно – у нас разная структура госуправления. «В России сейчас наблюдается бум цифровизации, идет активный переход на облачные технологии, но происходит это в условиях жесткой вертикально интегрированной структуры. В США и Европе менее централизованная модель государственного управления», – уточняет он.

По дороге к G-Cloud

Однако удержаться от сравнения сложно. Поэтому попробуем восстановить историю создания российского G-Cloud (government, облачные технологии в госсекторе). Первые упоминания о необходимости создания гособлака – системы федеральных и региональных ЦОДов – относятся к 2013 году. Предполагалось, что проект позволит сократить расходы на информатизацию федеральных ведомств более чем на 22%. В октябре 2015 года была утверждена концепция создания гособлака. В документе говорилось о том, что за счет постепенного отказа от закупки оборудования и снижения себестоимости услуг удастся добиться сокращения нагрузки на бюджеты всех уровней на 10% в год. Авторы концепции подсчитали, что федеральные органы власти уже в 2015-2017 годах сэкономят более 10 млрд рублей. В 2016 году было издано поручение Президента, в соответствии с которым Минкомсвязи должно было перенести информационные системы госорганов на единую инфраструктуру электронного правительства и предоставлять облачные услуги. Эти планы так и остались на бумаге.

Следующее упоминание о гособлаке можно обнаружить уже в программе «Цифровая экономика». Согласно последней версии документа, предполагается, что государственная единая облачная платформа будет создаваться за счет внебюджетных средств, а ее опытная эксплуатация начнется к концу 2019 года. К слову, подготовка в виде принятия соответствующих нормативных актов, утверждения требований к инфраструктуре и разработки информационной системы платформы, должна была стартовать еще в 2018 году. Но, судя по всему, отложена как минимум на год.

Из чего будет состоять государственное облако

Государственная единая облачная платформа будет представлять собой портал «Гособлака», в состав которого войдут:

  • административный интерфейс и реестр авторизированных IaaS- и SaaS-решений и других облачных продуктов для госзаказчиков,
  • программно-определяемое хранилище,
  • гипервизоры,
  • системы резервного копирования,
  • программно-определяемая сеть,
  • системы управления виртуализацией,
  • оркестратор,
  • билинговая система
  • и service-desk.

Промышленная эксплуатация платформы начнется в конце 2021 года. К 2024 году 90% государственных систем должно быть перенесено в гособлако. Оно будет предоставлять весь спектр необходимых прикладных сервисов для органов госвласти и органов местного самоуправления, обеспечив при этом экономию средств федерального бюджета, выделяемых на информатизацию, на 17-25%.

Вероятные трудности

По мнению Юрия Бутенко, идея создания гособлака в принципе правильная. Страхи и опасения связаны с практической реализацией. Вполне вероятно, что после длительного обсуждения будут поставлены жесткие сроки, в которых не будет места для учета «специфики на местах», всплывут ошибки планирования, отсутствие механизмов управления рисками. Например, распространенная ситуация: на сопровождение системы и выделенных под нее мощностей ведомство затрат практически не несет, потому что  часть работы выполняет специалист ведомства, а часть работ вообще не выполняется в связи с ограниченными финансовыми возможностями. Если в рамках единой облачной платформы ситуация не изменится, то возникнут вопросы, за счет каких средств обеспечивать сопровождение выделенных новых мощностей, если ведомством такие затраты предусмотрены не были.

90% российских государственных систем перенесут в единое облако к 2024 году.

Другой вероятный вариант развития событий – миграция будет затруднена в связи с низким качеством технической документации и сложностями привлечения оператором платформы компетенций разработчиков системы. В конечном счете возникнет естественное сопротивление людей на местах, которые решают конкретные прикладные задачи и делают это хорошо. Чтобы достичь реальной пользы в осязаемой перспективе и «не наломать дров», с людьми на местах надо много и гибко работать, нужна качественная, избавленная от бюрократических формальностей координация.

Экономический эффект и не только

Пока уровень использования облаков органами госвласти скромный. «Успешных кейсов мало, в качестве примера можно привести только несколько крупных ведомств, где по собственной инициативе были приняты соответствующие стратегии и планы информатизации, например Генеральная прокуратура и Росреестр», – рассказывает Александр Шумский, аналитик «Ростелеком-ЦОД». Однако после утверждения программы «Цифровая экономика» и федерального проекта «Информационная инфраструктура» перевод органов госвласти на сервисную модель потребления облачных услуг начал набирать обороты. «По нашим расчетам, основанным на данных Минкомсвязи России и анализе промежуточных результатов реализации Концепции цифровой трансформации органов и организаций прокуратуры, перевод органов госвласти на облачную инфраструктуру по сервисной модели позволит сократить затраты на ИТ-инфраструктуру на 15-25%», – говорит Александр Шумский.

До 25% ИТ-бюджетов смогут сэкономить госведомства России благодаря гособлаку.

По мнению Константина Чумаченко, генерального директора провайдера облачных сервисов NGENIX, в среднем перевод в облака дает экономию в 30%, но экономия может быть и значительно больше. Не менее важно и то, что такой подход позволяет осуществлять управляемую цифровую трансформацию с типизацией решений, устраняя проблему «зоопарка» ИТ-систем, обеспечить единый стандарт надежности и защищенности от киберугроз.

Евгений Шонов уверен, что цель перехода на облачные технологии заключается в повышении эффективности расходования бюджетных средств, а не непосредственно в экономии. «Перед государством стоит задача научиться работать быстрее и эффективнее, качественно и на современном уровне оказывать государственные услуги гражданам и при этом аккуратно относиться к повышению затрат, – говорит он. – Этого можно добиться, если оптимизировать бизнес-процессы, перейти от множества разрозненных информационных систем к единым региональным и федеральным базам, снизить издержки и повысить скорость обмена информацией».

Иллюстрация в шапке: И.Билибин, иллюстрация к «Сказке о царе Салтане». Источник: http://www.literaturus.ru/2018/04/illjustracii-skazka-o-care-saltane-pushkin-risunki-kartinki.html

Group 40Group 44Group 43Group 46Group 41Group 27Group 42Group 39