Новая специальность: нейропилоты будут управлять оборудованием силой мысли

5 минут

Одна из новых компетенций на прошедшем в Казани мировом чемпионате рабочих специальностей Worldskills — проектирование нейроинтерфейсов. Соревнования по ней, как и по другим новым цифровым специальностям, проходили в отдельном блоке Future Skills, который пока не входит в общий медальный зачет чемпионата. Как проходили соревнования по данной специальности и будет ли она коммерциализирована, рассказывает главный эксперт компетенции Павел Отто.

Что сейчас происходит на площадке?

Павел Отто: Все оборудование, которое вы видите на площадке, предоставил Политехнический колледж им. Н.Н.Годовикова, таких мест в лаборатории колледжа 5 штук. Уникальность оборудования в том, что здесь не одно-два рабочих места, а сразу пять. Это позволяет нам организовать обширное исследование головного мозга и одновременно решать задание по нейропроектированию нескольким участникам.

Главный эксперт компетенции «Проектирование нейроинтерфейсов» мирового чемпионата рабочих специальностей Worldskills-2019 Павел Отто

Источник: Союз «Ворлдскиллс Россия», 2019

Какое задание выполняют участники на чемпионате?

Павел Отто: Нужно добиться того, чтобы нейропилот управлял физическим объектом. Мы хотим провести пул исследований разных нейропилотов и доказать, что за три дня мы можем научить волонтера управлять физическим объектом. По сути, нам все равно, чем управлять, но на этой площадке мы используем колесного робота. Пока робот либо едет вперед, либо останавливается.

Можно сказать, управление силой мысли?

Павел Отто: Да! Можно и так говорить, хоть это и неправильно. Правильно говорить про управление эмоциональным состоянием, концентрацией. Эти опыты новые даже для нас, экспертов, а для участников тем более, так что участники большие молодцы.

В рамках этой компетенции мы говорим о медицинских результатах исследования?

Павел Отто: Нет, компетенция находится на стыке медицинских и технических навыков. Сейчас очень не хватает специалистов, которые смогли бы запрограммировать нейроинтерфейсы — компьютерный мозг с навыками схемотехники. А также провести параллельно медицинские научные исследования структуры головного мозга человека.

Имеются в виду медицинские исследования не с точки зрения здравоохранения, а для понимания алгоритмов работы мозга?

Павел Отто: Да, вы правильно понимаете. Это ни в коем случае не медицинские исследования, мы исследуем эмоциональные состояния, которые индивидуальны у каждого человека. Мы не командная компетенция, на каждое соревнование мы берем случайных волонтеров на площадке и за три дня пытаемся доказать, что человек со стороны способен получить простейшие навыки пилотирования объектов.

На площадке у нас было три российских участника. К сожалению, в последний момент отказался Китай. Многие страны боятся пока новых задач, потому что это принципиально новая специальность, она входит в атлас профессий будущего. У нас здесь за время соревнований побывали представители образовательных ведомств Индии, Уругвая, Португалии, они заинтересовались предметом. Так что, надеюсь, к следующему мировому первенству появятся иностранные участники.

Павел Отто: Для машинного обучения нужны настолько мощные сервера …, что пока на аппаратном уровне мы не можем эффективно решить эту проблему. … уверен, что в обучении искусственного интеллекта человеческий мозг должен участвовать.

Источник: Союз «Ворлдскиллс Россия», 2019

А как же представители G7?

Павел Отто: Американцы и Японцы делали эксперименты в этом направлении, но пока не тот уровень, и мы вполне конкурентоспособны на мировой арене. Компетенция новая, и в России это малый бизнес. В других странах, я думаю, есть разработки, но пока на микроуровне. Мы все на начальной стадии, и шансы есть.

Исследования связаны с перспективой использования искусственного интеллекта. Странно, что другие государства не готовы представить свои наработки и конкурсантов.

Павел Отто: Мне кажется, пока нет единого сообщества. Как красить автомобиль — понятно, а с проектированием нейроинтерфейсов еще связаны страхи, осторожно вырабатываются единые подходы. И как раз очень хорошо, что Future Skills Russia создала площадку, доступную для ознакомления и оценки результатов, это большой шаг вперед. Я знаю, что в национальной линейке Китая есть что-то похожее. Я надеюсь, что мы зашли первые на этот трек и у нас есть шансы занимать лидирующие позиции.

Как эксперт, что вы могли бы прокомментировать относительно развития искусственного интеллекта в стране?

Павел Отто: Я выражу свое субъективное мнение. В позиции «проектировщик нейроинтерфейсов» есть узкая специализация «проектировщик нейроинтерфейсов для управления роботами», и вот эта специализация напрямую связана с искусственным интеллектом. То есть трансляция физиологических особенностей человека на антропоморфных роботов открывает новые позиции. Я считаю, что искусственный интеллект необучаем, что вы в него заложили, то он и будет делать.

А как же машинное обучение?

Павел Отто: На мой взгляд, там что-то есть, но для машинного обучения нужны настолько мощные серверы и все остальное, что пока мы на аппаратном уровне не можем эффективно решить эту проблему. Не готов подробно комментировать, но точно уверен, что в обучении искусственного интеллекта человеческий мозг должен участвовать. По сути, мы мозг человека соединяем с компьютерным интерфейсом. Пока не все исследования удачны, 95% информации о мозге мы не знаем. Но пробуем, продвигаемся. Возможно, когда мы добьемся весомых результатов, то сможем обучить искусственный интеллект.

Сейчас идет поиск оптимальных моделей? То, что в научпопе называют «искусственным интеллектом», просто красивая вывеска?

Павел Отто: Да. В России есть Ассоциация «Нейронет», которая пытается объединить всех разработчиков. Мы обмениваемся мнениями, выдвигаем какие-то гипотезы. Там участвуют выдающиеся ученые. Пока коммуникация очень сложна, но мы пытаемся объединяться.

Как происходит коммерциализация таких проектов?

Павел Отто: Сейчас нейроуправление требует долгих тренировок, на что здоровый человек пойти не может. Если мы говорим об инвалидах, то два-три года они занимаются тем, чтобы, к примеру, научиться пользоваться коляской, управляемой с помощью нейроинтерфейса. Здоровый человек два года на это тратить не станет. В нейроуправлении в итоге научиться управлять физическим объектом могут только 20-30% из тех, кто пробует. Возможность коммерциализации строится в основном на биологически активной обратной связи с человеком.

Мы можем контролировать параметры человека в разных ситуациях в разных условиях. Допустим, перчатки пилота Формулы 1 содержат датчики, которые выводят на монитор тренера информацию о состоянии гонщика, его сердечном ритме. Для дальнобойщиков существует специальная лента с электродами, и дистанционно можно следить за состоянием водителя. К примеру, заезжает он в туннель, там мерцают лампы. После продолжительной темноты мигание ламп может спровоцировать приступ эпилепсии. В этом случае можно дать сигнал на остановку двигателя, если это дистанционно управляемый автомобиль. Это, конечно, о перспективах.

Group 40Group 44Group 43Group 46Group 41Group 27Group 42Group 39